Оглавление.
Назад. Далее.

Город. Годы. Люди. Жизнь.

Некоторые материалы исторической хроники

Общий обзор. Губернатор Я.Ф.Барабаш. урочище Ак-Тюбе. Укрепление Ак-Тюбе. Чёрная свинья «спасает» будущую крепость. Экспедиция графа Борха. Начало начал. Купцы и солдаты пришли на Белые холмы вместе. Палатки на гнездовьях непуганых дроф. Письмо переселенцев Начальнику Илекского уезда подполковнику И.И.Шлиттеру. Ново-Черкасская слободка. «Оторвановка». Из воспоминаний Т.И.Кочмарик (Прокопенко) и Л.И.Потёмкиной (Прокопенко).

 

ТЫСЯЧА ВОСЕМЬСОТ ШЕСТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ ГОД – ГОД РОЖДЕНИЯ ГОРОДА АКТЮБИНСКА. Прежде чем начать историческое описание, мы позволим несколько остановиться на более подробном изложении деятельности бывшего военного губернатора Тургайской области Якова Фёдоровича Барабаш, который внёс большую лепту в развитие подопечной ему огромной территории. Этот человек стал ключевой фигурой в деле преобразования нашего края.

"В течение почти двенадцатилетнего управления Тургайской областью Яков Фёдорович при его неусыпной деятельности, настойчивости и отзывчивости к нуждам населения сделал несравненно больше, чем любой другой руководитель до него и после него. Факты говорят сами за себя.

В 1888 году было 2 маленьких города и 2 небольших оседлых поселения, а к концу правления Барабаш - 4 города, 3 русских крестьянских волости и 3 отдельных сельских общества. Городские доходы увеличились вдвое. (В 1888 году их было 22543 рубля, а в 1899 году – 40779 рублей). Переселенцы, проживающие в области на правах арендаторов, устроены в земельном отношении, за исключением очень немногих, но отношения и этих заброшенных судьбою в отдалённый край людей к казахскому населению более или менее урегулированы арендными договорами.

В 1888 году в области было 11 учебных заведений, в 1898 же году было только школ, находящихся в ведении Министерства народного просвещения 95. Учащихся в этих школах в 1898 году было 2302 человека, в том числе 1987 (86,3%) мальчиков и 315 (13,6%) девочек. Казахских детей в 1898 году в школах обучались 1346. Заботами Якова Фёдоровича была вызвана к жизни новая школа – аульная. Первая такая школа была открыта 15 июня 1892 года в Кустанайском уезде. Учреждено общество попечения над образованием в Кустанайском и Актюбинском уездах. Открыты библиотеки в городах Кустанае, Иргизе, Актюбинске.

Организован постоянный ветеринарный надзор из 14 ветеринарных врачей с областным ветеринаром во главе и 23-младшего ветеринарного персонала (фельдшера, переводчики, стражники). И как результат в крае была практически искоренена чума рогатого скота, введены обязательные правила против сапной эпизоотии и принимаются меры против других повально-заразительных болезней. Установлен строгий контроль за прогоном скота и провозом животных продуктов. Открыты  амбулатории и ветлечебницы для больных животных. В 1895 г. в Кустанае заработал областной телятник, который ежегодно осуществлял до 50000 прививок.

Введена врачебная реформа: вместо 4-х уездных врачей и стольких же фельдшеров и акушерок определено 12 участковых врачей и при них по одному фельдшеру и фельдшерице-акушерке (1899 г.). В городах учреждены амбулатории, а в городе Кустанае, кроме того, выстроена уездная больница (1899 г.). В 1892 году в Актюбинский уезд из г. Оренбурга была занесена эпидемия холеры. И хотя болезнь не приняла больших размеров, однако потребовалось много энергии и труда со стороны губернатора, чтобы предотвратить катастрофу.

Для обеспечения народа продовольствием последовало Распоряжение губернатора - образовать продовольственный капмталь, в который должно быть перечислено 58000 рублей, оставшихся от добровольных сборов населения. Кроме того, для этой цели были выстроены хлебные магазины в городе Актюбинске на средства казны, в г. Иргизе - на земские средства, в Кустанае и некоторых русских посёлках Кустанайского уезда - на общественные средства.

Благодаря настойчивым требованиям губернатора были улучшены существующие пути сообщения и открыт новый почтовый тракт от г. Троицка до города Кустаная (в 1892 г.). Проведена телеграфная линия также от г. Троицка до г. Кустаная (в том же году), а в самом Кустанае вместо почтового отделения открыта почтово-телеграфная контора. Это положило начало почтовому сообщению между оседлыми пунктами. Так, например, было открыто почтовое отделение в посёлке Александровском. Собраны средства и исходатайствовано решение на проведение телеграфной линии в город Актюбинск. Однако в связи с пуском железной дороги такая необходимость сама собой отпала.

В видах развития и упорядочения торговли открыто 12 ярмарок, обороты некоторых из них достигают значительных размеров.

Для урегулирования и большей эффективности в землепользовании в 1894-95 гг. устраивались съезды представителей всех трёх областей, которыми и было произведено распределение земель при зимовых стойбищах и кочевых путей. Председательствовал на съездах вице-губернатор Валериан Валерианович Бельгард.

С 1896 года производится, по инициативе Министерства земледелия и государственных имуществ, обследование Кустанайского и Актюбинского уездов в естественно-историческом отношении и намечаются участки для русских поселений.

С 1891 года по инициативе Якова Фёдоровича Барабаш при областном управлении издаются "Тургайские областные ведомости", а с 1895 года неофициальный отдел их стал издаваться отдельно под названием "Тургайской газеты". Издание этих печатных органов в значительной степени содействовало изучению области в экономическом, этнографическом и историческом отношениях. Благодаря также заботам Барабаш открылся Тургайский Статистический Комитет.

Со второй половины 1908 года должность Губернатора Тургайской области была упразднена и введено Гражданское губернаторство, причём ПЕРВЫМ гражданским губернатором был назначен действительный статский советник И.М.Страховский. Вступив в управление областью, он с первых же шагов обратил внимание на то, что благодаря переходному периоду, который преодолевает область, и недостаточность административных и канцелярских сил в управлении наблюдалось некоторое неустройство и перегрузка работой чиновников, что, несомненно, влияло на развитие подведомственной территории. Новый губернатор возбудил ходатайство об усилении штатов областного правления и уездных учреждений по воинской повинности, поднял вопрос об устройстве быта новосёлов путём выдачи обществам правительственных ссуд на постройку школ, приёмных покоев, церквей и т.п., но провести в жизнь намеченные им, на первых порах, меры не успел, так как вскоре был переведён на должность Вятского губернатора. Задача дальнейшего развития области и выдвигавшихся других важных вопросов, как, например, обеспечение народного просвещения, об оседлости, преобразования суда и т.д. всецело перешла к М.М.Эверсману – вице-губернатору, назначенному потом на должность первого руководителя края".

Во вступительном обзоре использованы материалы, опубликованные в "Известиях Оренбургского отдела Импер. Русск. Географического общества" выпуска № 17, "Тург. обл. Ведомости", АГВ № 3.

 

Урочище Ак Тюбе - укрепление Ак-Тюбе

Немедленно по занятии отрядом Борха урочища Ак-Тюбе было приступлено к основанию Ак-Тюбинского укрепления на существовавших здесь двух холмах, на вершине одного из которых (к северу) находилась древняя мусульманская могила из белых камней. Отсюда урочище и имеет начало названия Ак-Тюбе, то есть Белая вершина или Белая гора. Таким образом, нынешний город Актюбинск возник на урочище Ак-Тюбе и основание его имеет непосредственную связь с введением Нового Степного Положения 1868 г., согласно которому вновь созданная Тургайская область была разделена на 4 уезда: Иргизский, Тургайский, Илецкий (Актюбинский) и Николаевский (Кустанайский). В Иргизе и Тургае укрепления были основаны ещё в 1845 году под названием "Оренбургского" и "Уральского".

При устройстве укрепления на Северном холме, где находилась могила, была найдена человеческая берцовая кость необыкновенной величины, принадлежавшая какому-то великану. По словам управителя султана Арынгазыева, Косвакова и Т.Альмухамедова – старейшего жителя здешних мест, кость эта принадлежала известному в истории богатырю хану Карасаю, племяннику татарского хана Мамая. Кость эта была отправлена в какой-то музей. Так говорят.

К зиме укрепление Ак-Тюбе настолько было оборудовано, что гарнизон из сотни оренбургских казаков, 169 стрелковых солдат, 13 артиллеристов, 14 нестроевых солдат с воинским начальником Толмачёвым, командиром сотни Твердохлебовым и артиллерийским офицером Касьяновым остался в укреплении на зиму, остальная же часть отряда вернулась в Оренбург и в Орск. Для нужд гарнизона к укреплению был отведён участок земли площадью в 8900 десятин. Этот участок служил для пастбища казачьих лошадей и заготовки на зиму сена. На нём же было положено и начало земледельческой культуры в укреплении Ак-Тюбе.

Местность, занятая укреплением Ак-Тюбе, являлась лучшей для этой цели местностью. Словно сама природа предвидела её будущую судьбу, создав среди несколько возвышенной равнины два высоких холма, откуда так удобно следить за беспокойной степью русскому правительству. Вершины этих холмов, расположенных в 1/2 версте друг от друга к северу и югу, были обнесены глубокими рвами в диаметре приблизительно 20 сажень. В центре этих рвов были выкопаны подвалы (в одном из которых северном) хранились порох и разные боевые снаряды. В центре Южного рва - укрепления находилась гауптвахта. Казармы были расположены между холмами у их подошв. Окрестность Ак-Тюбе представляла довольно живописный вид с обильной растительностью.

Зимой 1869-70 гг. в укреплении среди гарнизона была отмечена высокая смертность от неизвестной болезни. По мнению старожила И.Ф. Фадеева, причиной тому служили сырые казармы, которые были закончены глубокой осенью, причём эту причину констатировал и командированный из Оренбурга старший военный врач, по распоряжению которого зимой было выставлено для гарнизона 50 кибиток. По преданию же местных жителей, большая смертность русских была от Божьей кары за то, что они при устройстве Укрепления потревожили кости их предков на мусульманских могилах. Между прочим, существует следующее предание, сообщённое Т.Алмухамедовым. Один благочестивый старец мусульманин поведал, что в Укреплении не останется ни одной русской души, что все перемрут, если не будет сделано заклятие потревоженным костям Карасая. Для этого старец посоветовал заколоть чёрную свинью, кровью которой окропить место, где были обнаружены кости Карасая, и там же зарыть голову свиньи. Будто бы всё это было сделано, и смертность прекратилась.

При отряде Борха поставщиком провианта состоял Е.И. Тухтин, который первым открыл в Ак-Тюбе торговое отделение. Доверенным Тухтина несколько лет был татарин Ахмед Садыков, которого все старожилы помнят, как человека в высшей степени честного и доброго, много помогавшего первым переселенцам, снабжая их товаром и рабочим скотом на самых льготных, выгодных условиях. На проданный в кредит товар Садыков никогда не брал долговых обязательств, а верил всегда на слово. Это доверие так подкупало всех, что должники старались первым долгом рассчитаться с ним при первой же возможности. Подкупало их ещё и то, что Садыков всегда входил в положение человека и никогда не требовал уплаты долга, если у должника слагались тяжёлые обстоятельства.

В июле 1869 года в Ак-Тюбе прибыл доверенный оренбургского купца Дмитрия Петровича Дегтярёва Н.Е.Бобоедов с приказчиком, мальчиком 11 лет И.В.Фадеевым и открыл здесь торговлю. В этом же году была открыта торговля оренбургским купцом Д.П. Петровым, доверенным которого был К.П.Чикалов, убитый в 1898 году арестантом на Илецких соляных копях. Вскоре вместо Бобоедова Д.Дегтярёв назначил доверенным татарина Галима Шарипова, который больше пьянствовал, чем занимался делом. Поэтому торговое дело Дегтярёва вскоре расстроилось, и он в мае 1870 года продаёт его компании И.С. Подковырова и Е.С. Баркова: доверенным  в этой компании был поставлен Лазарь Яковлевич Саморуков, а приказчиком у него стал тот самый мальчик Фадеев. Через год Барков вышел из компании, и Подковыров остался единоличным хозяином торгового предприятия и к этому времени окончательно переселился из Оренбурга в Актюбинск с двумя сыновьями: Гаврилом и Андреем. В 1872 году Л.Я.Саморуков оставил службу у Подковырова и открыл свою торговлю.

Торговые обороты у первых коммерсантов были незначительными. Торговля велась преимущественно меновым способом: у местных жителей выменивались скот и сырые животные продукты, просо, стоимость которого определялась 5-6 копеек за пуд. Всё это сбывалось в Оренбурге.

Самым крупным и "везучим" торговцем в Укреплении считался Е.И.Тухтин, имевший годовой оборот 50-60 тыс. рублей. Другие торговцы имели гораздо меньшие обороты. Товар продавался очень дорого. Так, например, чай своей развески, смешанный с травой "матрёшка" продавался до 2-х рублей фунт, сахар - по 20-25 копеек за фунт, простые сушки - по 10-15-20 копеек, ситец, самый дешёвый сорт - 18-20 копеек аршин, суровый  миткаль - 18-15 копеек аршин.

В 1869 году Тухтин с разрешения губернатора первым в Ак-Тюбе открыл ренсковой погреб. Дело это оказалось весьма выгодным, так как до постройки Закаспийской ж/д все войска в Туркестанский край следовали через Ак-Тюбе, где делалась значительная остановка караванов, благодаря чему и был большой спрос на спиртные напитки.

По примеру Тухтина стали ренсковые погреба открывать и другие торговцы, а через некоторое время последние имелись почти у всех коммерсантов, но очень скоро таковые были всеми закрыты, кроме Тухтина, имевшего монопольное право.

 

Первые частные постройки

Первые частные дома были построены в татарской (мещанской) слободке торговыми людьми братьями Губайдулиными, Подковыровым, Дегтерёвым, Тухтиным, Габбасовым и др. Они пришли уже на обжитое место, так как там уже были землянки семейных солдат Коблякова, Шеменева, Куклева и Мисюрина. Не имея достаточных средств для строительства нормального жилья, нижние чины жили в простых, выкопанных в земле "погребцах", правда, в какой-то степени обжитых и усовершенствованных. Первый из поселенцев И.А.Мощенский занял место рядом с ними, и его землянка ничем не отличалась от других. К тому же они ему и помогали обосноваться на новом месте. Через два года, когда на первой улице города Старожительской (Александровской, Карла Либкнехта, Шернияза) поселились 24 семьи, Мощенские, "сбудував" предварительно саманную полуземлянку присоединились к ним. Остальные три семейства положили начало заселения параллельной улице Оренбургской, начав этот процесс с северного её конца. Большинство прибывших поселенцев были выходцами из Воронежской губернии: природные хлеборобы-малороссы, часть выходцев-малороссов из Курской и Харьковской губернии, и только два великоросса – Тамбовской и Саратовской губерниях.

Многие переселенцы, как и Мощенский, переселились в Ак-Тюбе не прямо с Родины, а из Оренбургской губернии преимущественно из Кардаиловской станицы, где они прожили два года, делая посевы на арендуемых у казаков землях. Вполне понятно, что скитание по казачьим землям не устраивало переселенцев, и они продолжали искать новые места. Услышав об Укреплении Ак-Тюбе, они искали выхода на тех людей, которые смогли бы им помочь. В своё время в канцелярии губернатора чиновники дали Мощенскому направление к начальнику Илецкого уезда - Шлиттеру от которого он, и получил официальное разрешение на переселение. Проживающие же в Кардаиловской станице Каюда, Алейников и другие в декабре 1877 года через уполномоченного Д. Шевцова обратилась к Шлиттеру со следующим ходатайством:

"Общество отставных нижних чинов и государственных крестьян из разных губерний, проживающих по билетам и указам в Оренбургской губернии, станице Кардаиловской, в Подстепном посёлке, я уполномочен просить, где следует о поселении, как меня, так и моих доверителей на участках казённых земель. И вот я с другими личностями от общества, осмотрев казённые земли, расположенные вокруг Актюбинского укрепления  вверенного Вам Уезда, нашли земли эти удобными для поселения и занятия на них хлебопашеством и скотоводством, а потому, представляя список желающих поселиться на вышеозначенной местности, покорнейше просим разрешения отвести нам, как для усадьбы, хлебопашества, так равно и для выгона скота в размере десятин, требуемых хозяйством поселенца.

Декабря 10 дня 1877 года".

Это ходатайство получило удовлетворение, и 28 февраля 1878 года от просителей в Оренбурге была отобрана уездным начальником следующая подписка:

"Мы, нижеподписавшиеся отставные нижние чины и крестьяне, значущиеся в прилагаемом при сём списке, дали сию подписку Начальнику Илецкого уезда, подполковнику Шлиттеру, в том, что вследствие просьбы нашей разрешено нам Его Превосходительством, Военным Губернатором Тургайской области, поселиться в укреплении Ак-Тюбе без поземельного надела впредь до зачисления нас в мещанское общество при утверждении оного городом, причём каждый из нас непременно должен вести себя хорошо, и если кто-либо будет замечен в воровстве, пьянстве, ослушании и других противозаконных поступках, то оный должен быть возвращён из Ак-Тюбе, и постройка его будет продана с аукциона, а вырученные деньги должны поступать на церковь, кроме того, каждый из нас должен кругом своего двора посадить деревья и если будет разводить рощи, то каждый домохозяин обязан ежегодно садить по 50 порослей, а если кто-либо этого не выполнит, то будет насаждено на его счёт".

Из этой подписки видно, что администрация придавала громадное значение лесонасаждению в степном Ак-Тюбе. Надо сказать, что это благостремление не осталось гласом вопиющего в пустыне, и до некоторой степени получило реальное воплощение.

С 1880 г. по 1885 г. население Ак-Тюбе увеличивалось медленно, а с 1886 по 1888 года поток переселенцев увеличился. В этот период времени переселенцы прибывают партиями, иногда крупными. Так, в 1886 году прибыла крупная партия из Астраханской губернии, а в 1888-88 гг. ступили на Актюбинскую землю сразу несколько групп переселенцев из области Войска Донского, которым отвели земли на территории "Оторвановки". Так появились улицы Ново-Черкасская, Кубанская, Донская и т.д.

До 1865 года дворовые места отводились по разрешению уездных начальников без права пользования пахотной землёй, а с 1885 года усадьбы стали отводиться по разрешению военного губернатора и уже с правом пользования пахотной землёй. "Оторвановка" была заселена по новой схеме. Это несколько облегчило материальную сторону поселенцев.

 

Из воспоминаний Т.И. Кочмарик (Прокопенко) и Л.И. Потёмкина (Прокопенко) 1968г.

"Наш дедушка по отцу Григорий Прокопенко родился в Херсонской губернии, а бабушка Агриппина на Дону. В начале восьмидесятых годов 19-го столетия они вместе с большой группой других поселенцев из разных хуторов и станиц прибыли в укрепление Ак-Тюбе. Нашему отцу Ивану Григорьевичу в это время было около шести месяцев. Он родился в дороге. Да, так добирались до "вольных" благословленных земель. Пекли хлеб, рожали детей, доили коров, женились, преодолевали реки и речки, праздновали и умирали, оставляя могильные холмики на обочинах дорог. Так искали и, в конце концов, находили своё постоянное пристанище. Но донцы и кубанцы были не просто переселенцы, это была самая организованная и дисциплинированная категория людей в России. Поэтому все желающие поселиться на "вольных" землях перво-наперво создали по всем казацким правилам хозяйственный обоз, куда входило всё, что понадобится в дороге и по прибытию на место. От каждого хутора или станицы в обозе был представитель, которого называли "атаманом". Поэтому по прибытию в укрепление Ак-Тюбе Совет атаманов деликатно попросил уездного начальника нарезать земли для компактного проживания прибывших, что и было сделано. По тем временам между Верхним и Нижним частями города и "Оторвановкой" было довольно-таки приличное расстояние, и чтобы его преодолеть, надо было обойти небольшое озерцо, где мальчишки вершами ловили карасей и гарнизонное кладбище, перенесённое в середине тридцатых годов за "Оторвановку". "Обозные атаманы" потом по очереди назначались старостами. Если по порядку, то выглядело это примерно так: А.Кривоножкин, Григорий Прокопенко, М. Марченко, С. Бородаенко. Первую зиму жили в наскоро построенных землянках (погребах), окна в которых стояли на земле и были очень маленькими. Чтобы попасть "в хату", надо было преодолеть несколько ступенек, количество которых зависело от глубины "погреба" и достатка хозяев. Зато трубы были очень высокими, так как зимы были многоснежными. Скот (а его казаки пригнали много) зимовал в плетнёвых загонах, обмазанных глиной. Наши дедушка и бабушка занимались хлебопашеством. Несмотря на то, что у них было 16 детей, дело находилось для каждого. Зерно сеяли вручную, убирали  серпами и складывали в снопы, затем на хорошо утрамбованном току вымолачивали каменным катком и цепами. Провеивали на ветру. Так наши родители добывали свой хлеб насущный. Так обучали этому и нас своих детей".

Настоящие жилые дома начали появляться на Оторвановке в конце столетия. Первым на Кубанской улице был поставлен дом нашей семьи. Это было одноэтажное помещение на высоком фундаменте, под цинковой крышей, что даже тогда считалось явлением редкостным. Много комнат, большие окна и несколько сараев для крупного рогатого скота. Во дворе - свой колодец. "Курень" получился, что надо. Не случайно во время раскулачивания Комитет бедноты облюбовал его под контору, а потом в нём разместили городской радиоузел. Такие же дома были построены и другими переселенцами. Каждый старался сооружать жильё не хуже, "чем у людей". Однако "раскулачка" здорово ударила людей по рукам. Больше таких домов на оторвановке не строили.

После пуска железной дороги по обеим её сторонам селились рабочие, обслуживающие дорогу. Это были в основном вчерашние строители дороги, жили они по московскому времени, что впоследствии стало поводом эти посёлки назвать Москвой. У железнодорожников было всё своё и больница, и полиция, и даже школы 42, 43 и 45. Начиналась нумерация где-то в Оренбурге.

В 1904 году началось строительство элеватора (старого), которое продолжалось вплоть до 1910 года. Прорабы, сколачивая артели, старались включить туда больше оторвановских, так как это были крепкие, дисциплинированные и на редкость артельные ребята.

Старый базар располагался между рентгеном и церковью. На нём устраивались большие ярмарки. Ноги, буквально тонули в песке. В жаркую погоду песок жёг ноги, а мальчишки продавали стаканами холодную воду.

Весной 1929 года случился сильный паводок на речке Саздинке. Вода затопила весь Курмыш, причём случилось это совершенно неожиданно и ночью. Мы тогда жили у тёти Лены и проснулись от криков, детского плача и рёва скота. Вода затопила все подвалы, а тех, кто жил в землянках паводок лишил всего имущества. Было очень страшно. Как раз шла коллективизация, и старики говорили, что это Божье наказание за людские грехи. По некоторым улицам плавали на самодельных плотах.

В 1935 году весной образовался аэропорт и мы бегали смотреть на только что прилетевшие самолёты, как мы потом узнали У-2. Раньше самолёты тоже прилетали, но садились далеко, за Саздой. Лётчики в то время казались нам какими-то неземными существами, в своих шлемах и больших рукавицах".