Оглавление.
Назад. Далее.

Революция 1905-1907 гг.

Революция девятьсот пятого подкатила к Актюбинску совершенно неожиданно, хотя в  промышленных столицах России давно уже кипели страсти. И пока уездный начальник Николай Михайлович Сухин…обмежёвывал городские земли и внедрял "хладобойню" назревали события, которые через  полтора-два десятилетия повернут жизнь горожан, если и не совсем вспять, то уж наверняка заставят сделать переоценку своих моральных, материальных и прочих общечеловеческих ценностей и привычек. В России начиналась Первая русская революция.

Говорить об этой революции в Актюбинске сложно, но и не говорить тоже нельзя. Дело в том, что некоторые "историки" в  угоду Системе частенько злоупотребляли гиперболизацией в плане массовости и часто выдавали желаемое за действительное, хотя свидетели и даже некоторые участники очень неохотно подтверждали изложенные факты. В любом случае все официальные сведения о Первой революции в Актюбинске взяты из донесений жандармского управления, которое в своих документах имело склонность к преувеличению по известным всем нам причинам.

Поводов для выступлений было всего два.

В сельской местности - борьба коренного населения против земельной политики; в городе - возмущение рабочих занятых на строительстве железной дороги действиями подрядчиков и невыносимыми условиями жизни. Это факт, от которого никуда не деться. Конечно, простым горожанам было нелегко, но у каждого впереди "маячила" надежда, ради которой были преодолены тысячи  вёрст. Причём, проблем с земельными наделами не было.

Эта категория актюбинцев была слишком далека от мысли свержения царя. Во всех официально опубликованных документах внимание акцентируется на "актюбинских железнодорожниках".  А теперь давайте чуточку поразмыслим. Заработок машиниста паровоза колебался где-то от 130 до 150 рублей, его помощника от 90 до 110 рублей, кочегара от 90 до 110 рублей, месячный заработок врача 110-130 рублей. Неплохие заработки  по тем временам, были и у деповских рабочих, которые числились в постоянном штате, не говоря уже об инженерно-диспетчерских службах. Причём тенденций задержки "жалованья" штатным железнодорожникам нигде не просматривается. Если такая задержка  и случалась, то довольно редко. Уездный начальник получал всего 180 рублей плюс со звания и т.п.

К тому же надо не забывать, что действовал ведомственный устав, который "цементировал" дисциплину и не позволял работникам в "форме" нарушать дисциплину. Существовала целая система льгот и поощрений, начиная с выслуги и кончая "праздничными подарками". На вершине Малого холма до сих пор сохранились дома из добротного строевого леса, доставленного из Уфимской губернии по распоряжению Губернатора специально для железнодорожников по очень льготному кредиту. Изначально хозяева этих, да и других деревянных домов имели самое непосредственное отношение к железной дороге. Поэтому утверждение будто "актюбинские железнодорожники принимали активное участие в первой русской революции" несколько преувеличено.

Это была элитная категория рабочей среды уездного центра. Выйти замуж за железнодорожника считалось не только престижным, но и счастливым везением. А вот рабочий день на некоторых службах длился до двенадцати часов.

В июне 1902-го года в Иргизском уезде Тургайской области рабочих, занятых на строительстве Оренбургско-Ташкентской  железной дороги бросили работу из-за невыносимых условий труда. Оно понятно, основной "техникой" при строительстве дороги была тачка, лопата, кайло и т. д., а сроки давили. Через некоторое время забастовали рабочие-строители станции Мугоджары с протестом против задержки заработной платы. В феврале 1905-го год забастовали строители-железнодорожники Перовска (Кызыл-Орда), Туркестана, Челкара.

Кстати о последнем. Одно время среди окружения губернатора края и сотрудников Канцелярии муссировались слухи об учреждении в Челкаре  уездной власти в результате чего ж/д ведомством было развёрнуто большое строительство. Огромное скопление людей способствовало массовым выступлениям. Среди руководителей края относительно принятия мер тоже царили разногласия. В октябре строители выдвинули политические требования. Не прекращались волнения и в сельской  местности. Так казахское население Каратусайской волости Актюбинского уезда Тургайской области оказало сопротивление крестьянскому начальнику, отказавшись освободить земельный участок, забранный у них в фонд Переселенческого управления. Не успели утихомириться волнения почтовых служащих г. Актюбинска, как в Челкаре были разбросаны листовки, напечатанные Ташкентской группой РСДРП, с призывом свергнуть царское самодержавие. Листовки призывали железнодорожников примкнуть к всеобщей забастовке.

Особого энтузиазма это обращение не вызвало, но в Актюбинске, на базе всё тех же строителей была создана группа РСДРП, которая вскоре была разгромлена, а некоторые её члены арестованы. Это случилось после трёх организованных ею митингов. Первый состоялся на привокзальной площади, второй в помещении цирка. Во время последнего слесарь местного депо Степан Улыбышев разбросал листовки, полученные им от жестянщика депо Степана Ходырева. У обоих их был произведён обыск и у Улыбышева была найдена нелегальная литература, в том числе и Программа РСДРП, принятая на Втором съезде партии. После этого подпольная ячейка перестала существовать, и всяческие выступления прекратились. Однако в сельской  местности волнения не утихали.

По этому поводу министр внутренних дел Столыпин направил телеграмму военному губернатору Тургайской области по поводу выступления казахов Хобдинской волости Актюбинского уезда против изъятия у них земель. В телеграмме говорилось: "Уполномоченные от киргиз № 1,3,4 и аулов Хобдинской волости Актюбинского уезда дерзкой телеграммой угрожают силой воспрепятствовать землеотводным работам переселенческих партий. Благоволите объяснить киргизам указанных аулов, что всякое их сопротивление работам переселенческих партий будет подавлено силой, а виновники будут подвергаться наказанию по всей строгости закона".

В конце февраля 1907 года в Актюбинск из Оренбурга прибыл представитель группы РСДРП для организации "группы поддержки (комитета)" депутата (от большевиков) в Государственную Думу И.Ф. Голованова. На общем собрании единомышленников был создан "Комитет содействия и связи с депутатом" а также принята резолюция "если власти официально не разрешат деятельность комитета, то депутат ограничится народной санкцией". На другой день после отъезда представителя в городе были распространены прокламации Оренбургского  общегородского комитета РСДРП "Граждане крестьяне".

В середине марта "Группа содействия" организовала митинг рабочих и городской бедноты, на котором было заслушано сообщение о делах в Государственной думе и о  письмах депутатов. Письма зачитывал и организовывал по ним выступления участников митинга всё тот же представитель Оренбургской группы РСДРП. В одном  из писем депутат И.Ф. Голованов сообщал, что ходатайствует о выделении жителям Актюбинска пособия на обсеменение полей и что выделения такого пособия для кустанайцев он уже добился. Усиленный наряд полиции безуспешно пытался разогнать собравшихся. Участники митинга обратились к солдатам не стрелять в своих братьев и сестёр. Солдаты не пустили в ход оружия, однако, полиции удалось арестовать четырех участников митинга. Тогда толпа двинулась к уездному управлению и заставила полицию освободить арестованных. Демонстранты вместе с освобождёнными всей толпой прошли до привокзальной площади и там разошлись.

Как явствует из протокола Актюбинского Уездного начальника, писарь мещанского старосты Иасон Яблуновский и "неизвестный  татарин" Кудашев распространяли прокламации общегородского комитета Оренбургской организации РСДРП.

На этом митинге принимала участие и большая часть горожан, потому как был распространён слух о семенных ссудах для земледельцев и "если кто не придёт, семян не получит". Забегая вперёд можно сказать, что депутат Голованов своего обещания так и не выполнил. В июне Царское правительство издало закон о роспуске Второй Государственной Думы и ввело новую систему выборов в Думу, куда большевикам путь был закрыт.

Первыми об этом узнали железнодорожники. К этому моменту на станциях Челкар, где велось большое строительство, в Актюбинске скопилось много административно высланных участников волнений в центральной  части России для использования на строительстве Ташкентской ж/дороги. Причём, чтобы избежать тюремного срока, они на это дело дали согласие, но используя некомпетентность властей, не успокоились и здесь.

Военный губернатор Тургайской области направил в департамент полиции ходатайство об увеличении личного состава полиции для борьбы с возрастающим революционным движением масс. В письме говорилось: "В городе Актюбинске в силу расположения там железнодорожных мастерских и пребывания значительного количества административных ссыльных, незаконные сборища повторяются..."

Узнав о разгоне Государственной Думы, "Комитет содействия депутату" срочно решил собрать общегородской митинг. Чтобы быстрее собрать население и сообщить ему о разгоне Думы активисты комитета ударили в набат с колокольни миссионерской церкви. Одновременно по всем улицам города были направлены гонцы-агитаторы. Необычность ситуации отлично сработала.

К 6-ти часам вечера на площади у Мещанской  Управы собралась огромная толпа. Открылся стихийный митинг. Члены Комитета и строители-железнодорожники высказались за немедленное выступление против царского правительства. По предложению активистов для организации борьбы против произвола царского правительства был избран Городской Совет в составе 40 человек. Это был Первый Совет рабочих депутатов на  территории Казахстана.

Страсти разгорались. Некоторые горячие головы вступили в рукопашную с подоспевшим взводом солдат. Офицер приказал открыть огонь вверх. Участники стихийного митинга разбежались. Ночью в городе начались обыски, а к вечеру следующего дня в город из Оренбурга прибыл карательный отряд. Началась "чистка" административно-ссыльных и членов "Комитета содействия депутату", некоторые члены которого уже  были переизбраны в Совет рабочих депутатов.

После этого случая в начале июня Актюбинский уездный начальник подал рапорт военному губернатору Тургайской области с официальным ходатайством о переброске в Актюбинск воинской части для подавления революционных выступлений. Просьба была исполнена немедленно. А через неделю после прибытия роты солдат жители аула № 1 Чингильской волости Иргизского уезда Тургайской области избили старшину аула, добивавшегося уплаты непосильных налогов, сорвали должностной знак и изорвали все налоговые документы.

 Это, пожалуй,  и все революционные события, происходившие в начале столетия на Актюбинской земле. Факты, как правило, взяты из жандармских донесений и сообщений Уездных начальников. Современники за некоторым исключением знают об этом мало, так как события происходили разрозненно, и большой огласке не подвергались. Если кого и арестовывали по "политическим мотивам", то делалось это по ночам и "виновного" тут же отправляли в Оренбург. Газет, радио, телевидения, как сегодня не было, а значит, "не было и революции".

Каждый четверг (а в случае необходимости и чаще)  бравый казачий  есаул-фельдегель расписывался в специальном журнале, в специальной секретной комнате уездного Управления, получая взамен кожаную сумку, опечатанную четырьмя сургучными печатями и в сопровождении двух верховых казаков (а по необходимости и больше) полностью  экипированных согласно устава отправлялся в Оренбург. Этот процесс длился десятилетиями. Ничего не изменилось и после пуска железной дороги, разве только, что в специальном вагоне выделялось спецкупе из расчёта на 4-х человек. Государственные секреты - дело серьёзное.

 А время шло, менялся облик города, люди строили жилища, пекли хлеб, рожали детей, радовались, плакали, играли свадьбы и старались держаться от политики подальше. И никакие революции, казалось бы,  не могли нарушить этот процесс. И, несмотря на гигантские усилия Ташкентской и Оренбургской групп РСДРП создать в Актюбинске что-либо подобное так и не увенчалось успехом.